Дата публікації: 2014-07-21

Первый заместитель председателя ГП “Администрация морских портов Украины” Юрий Васьков рассказывает об экономическом эффекте от возобновления свободных экономических зон в портах, а также о реакции бизнеса на такую инициативу.

В Украине могут возродиться т.н. свободные экономические зоны, ключевыми звеньями которых являются производственные предприятия и объекты транспортной инфраструктуры. СЭЗ – один из наиболее действенных способов привлечения инвестиций, в чем отрасль отчаянно нуждается. Одним из самым последовательных сторонников скорейшего возобновления работы свободных экономических зон является бывший начальник Одесского порта, а теперь первый замглавы ГП “АМПУ”, Юрий Васьков.

В марте 2013 года в Одессе состоялся круглый стол, посвященный возможности работы свободных специальных экономических зон в Украине. Тогда его участники согласились с тем, что именно благодаря основанной в 90-е годы в Одессе СЭЗ “Порто-Франко” бизнес в свое время поверил в реальную возможность инвестировать в украинские порты. К ноябрю прошлого года АМПУ разработала концепцию формирования СЭЗ вокруг и на территории морских портов, а также заручилась поддержкой в этом вопросе вице-премьер-министра Александра Вилкула, который поручил ряду министерств и ведомств отработать проекты необходимых документов и внести на рассмотрение правительства.

Через месяц, в декабре 2013 года был внесен на рассмотрение парламента ряд законопроектов – об урегулировании инвестиционной деятельности на территории СЭЗ “Порто-Франко”, о внесении соответствующих изменений в Таможенный и Налоговый Кодексы, а также об урегулировании инвестиционной деятельности на территории СЭЗ “Рени”. Пока что эти документы не приобрели силу закона – и до сих пор находятся на рассмотрении.

– Почему Вы считаете, что возобновление работы СЭЗ в морских портах является правильным и экономически необходимым шагом?

– Особенностью современной портовой отрасли является острая потребность в инвестициях. У нас есть масштабная государственная инфраструктура, изношенная, требующая финансовых вложений. И если в срочном порядке не найти механизм привлечения этих инвестиций в государственную инфраструктуру, то в ближайшее время она может перестать представлять интерес для инвесторов в принципе. Ключевой момент – правильно распорядиться имеющимися государственными активами, и в то же время (учитывая, что 60% рынка сегодня – это частные портовые операторы) дать им возможность для будущего развития.

Более того – надо помочь развиваться всем остальным субъектам, кто в мировой практике работает вокруг портов. Ведь что такое порт? У нас – под этим понимали территорию, на которой находятся грузовые склады, стоят краны и обслуживаются суда. А что такое порт, например, в Антверпене? Это тысячи гектаров, и из них только 20 процентов – то, что в нашем понимании являлось портом (склады и краны), а остальное – смежные виды деятельности. Это заводы, логистические центры и так далее. У нас порт понимался как стивидор, у них – конгломерат, кластер. Потому что там есть комфортный режим инвестирования и функционирования. То есть СЭЗ нужны для того, чтобы применять лучший мировой опыт, создавать рабочие места, добавочную стоимость вокруг основной инфраструктуры портов – как во всех развитых странах мира.

– Почему для этого нужен именно особый статус, а не общезаконодательный порядок?

– У нас в законодательстве прописаны все формы привлечения инвестиций, но каждая из них не в полной мере совершенна, не в полной мере понятна – и крайне длительна. Механизмы ни одной из них на 100% не удовлетворяют интересы инвестора. Это говорят и сами инвесторы, это понимаем и мы. И мы видим, что в последние годы развитие происходит крайне медленно, неудовлетворительными темпами. В силу процедур. И поэтому именно режим свободного инвестирования, как угодно можно его называть, должен сыграть ключевую роль. Этот статус решает многие вопросы. Даже если мы возьмем тот закон о СЭЗ, который де-юре действует в Украине, то там четко прописана процедура заключения инвестдоговоров. Она содержит, по сути, всего три министерства – и при этом право на окончательное заключение договора передано органам местного самоуправления. Четко прописано по шагам: что нужно делать инвестору, если у него родилась идея инвестировать в ту или иную инфраструктуру, куда он должен прийти, какое разрешение он должен получить – и какой срок на это уходит.

– Не будет ли такая практика “чересчур передовой” в Украине, не воспримет ли ее наш бизнес с опасением?

– Безусловно, нет. Ведь есть примеры – как до сих пор работают субъекты свободной зоны в том же Ренийском порту. Я не говорю, что этот опыт на 100% совершенен, но его необходимо трансформировать в реалии сегодняшнего дня. К тому же, есть цифры. Бюджетная эффективность СЭЗ “Рени” с 2000 года – то есть разница между льготами, полученными субъектами функционирования, и налогами, которые они принесли, – составляет 18 млн грн за все время работы зоны. А по «Порто-Франко» эта цифра составляет 294 млн грн. И это при том, что наши порты значительно ограничены своей площадью – по сравнению с теми же европейскими гаванями. Грузооборот у них в разы выше, а площадь – в тысячи раз больше! Мы делали исследование, сравнивали Одессу с портами Марселя, Зебрюгге, Антверпена и Роттердама, учитывая грузооборот и площадь портов. Так вот показатель эффективности в Марселе составляет 10 тысяч тонн на гектар, 13,5 тысяч тонн в Зебрюгге и в Антверпене – и 29 тысяч тонн в Роттердаме. А в Одесском порту – 157 тысяч тонн на гектар! В шесть раз выше, чем у самого эффективного по данному показателю порта Европы, не говоря уже об остальных… И если мы сможем донести до украинской власти, что именно СЭЗ даст экономический рывок, и будет принято соответствующее решение – это обусловит значительное ускорение социально-экономического развития каждого портового региона. Потому что серьезные бизнесмены в Украине есть, у них достаточно средств, дайте им только возможность инвестировать и работать по понятным правилам.

– Какие действия предпринимаются сегодня для решения вопроса?

– Народные депутаты Сергей Гриневецкий и Юрий Крук разработали соответствующие законопроекты. По сути, они реанимируют СЭЗ и немного расширяют их в Одессе и в Рени. Но самое главное – мы опять можем вернуться к этой практике. Я напомню, что в конце 2004-го – начале 2005 года было принято решение свернуть абсолютно все свободные экономические зоны. Скажем так, де-юре они были сохранены, но де-факто их функционирование было приостановлено. Может быть, был какой-то негативный опыт работы этих зон на материковой части, я не берусь судить о том, что было не в портах. Но говоря о проектах Рени и Одессы, эти зоны – и это доказано на бумаге – принесли только позитивный эффект. Поэтому сегодня, если будет политическая воля, можно законопроекты, аналогичные Одесскому и Ренийскому, подготовить по всем портам, так как, согласно украинским нормам, деятельность каждой СЭЗ определятся отдельным законом… К тому же недавно мы обратились к губернатору и мэру Одессы – с тем, чтобы реанимировать те рабочие группы по СЭЗ, которые не так давно работали по Одесской области.

– Вы считаете, что СЭЗ необходимы во всех морских портах Украины?

– Да. Потому что во всех портах требуются инвестиции, все порты имеют потенциал для развития… и все порты, по сути, буксуют, идя достаточно медленно идя к своей цели – в связи с несовершенством законодательства. Кроме того, колоссальные территории вокруг Одессы, Ильичевска, Южного, Николаева, Рени, Измаила и других портов – это все районы, которые требуют создания новых рабочих мест. На мой взгляд, эффект от проекта СЭЗ настолько очевиден, что я даже не представляю себе, какие могут быть “минусы” от его внедрения. Более того – это на 100 процентов европейская практика! А с учетом внешнего вектора развития Украины – я вообще не вижу иного пути, как развиваться нашим портам. Это может быть реальный шаг на пути евроинтеграции нашей портовой отрасли.