Дата публікації: 2014-11-28

Ажиотаж, поднявшийся в связи с утверждением новых правил выдачи назначений на эксплуатацию воздушных линий, в очередной раз ударил по репутации “Международных авиалиний Украины”. Конкурирующие перевозчики заявляли: данное решение пролоббировано МАУ и обеспечивает флагману монопольное положение на украинском рынке. Однако глава наблюдательного совета крупнейшей отечественной авиакомпании Арон Майберг не согласен с этим и уверяет: далеко не все пункты принятого документа выгодны МАУ, а лоукостам он не помеха.
О требовании раскрыть конечных бенефициаров
“Если мы говорим о том, что хотим следовать европейским правилам, то это пункт, который соответствует требованиям для присоединения к Единому авиационному пространству. Без него это сделать невозможно, и в Украине, одной из немногих стран, это было проигнорировано. Вы будете задавать мне вопросы: кто бенефициары МАУ? А я вам буду отвечать: выйдет закон – узнаете. Сегодня я об этом не обязан говорить. Я считаю, если это станет правилом, то мы должны быть в такой же среде, как и все. Если данные разглашаются, то их озвучивают все. Я не видел, чтобы кто-то радовался от того, что данный пункт включен в документ, но, на мой взгляд, он необходим. Нравится он мне или нет, но это международное требование. (После этого А.Майберг открыто признал, что является гражданином Израиля и не имеет украинского паспорта – ЦТС).
О новых правилах назначения на маршруты
Если посмотреть на эти правила, то видно, что это чисто математическая модель, которая исключает любой субъективизм и любые проявления коррупции, когда член лицензионной комиссии не может объяснить причины принятия того или иного решения. На мой взгляд, это первая попытка провести реформы. Пытались сделать то, чтобы назначения, которые выдаются, повышали благосостояние граждан.
Если иностранный лоукост захочет летать в Украину, у него нет ограничений. Они появляются тогда, когда он хочет использовать квоту украинской стороны. Когда наша страна присоединится к Единому авиационному пространству ЕС, то в Европе снимутся все ограничения.
Об оценке Госавиаслужбой использования авиакомпаниями своих назначений на маршруты.
Этот пункт явно против МАУ, поскольку, как вы сами читаете и пишете, около 50% маршрутов мы не используем. Если брать любую новую компанию, которая придет на рынок, то данное требование играет ей на руку, поскольку она не имеет старых направлений и пришла получать новые, а потому сразу же выиграет на этом коэффициенте в два раза по сравнению с нами. Кроме того, если этот пункт заработает, то компании, в том числе и МАУ, перестанут получать назначения впрок, потому что тогда они ухудшат нашу позицию на конкурсе.
Что касается обязательного выполнения внутренних рейсов для получения назначений на международные линии, если говорить о том, что регулятор хотел таким образом добиться развития внутреннего рынка, то, наверное, другой возможности у него для этого не было.
О требовании к количеству воздушных судов в парке
Этот пункт в нынешней ситуации, наверное, будет в пользу МАУ, поскольку у нее сегодня самый большой флот в украинской авиации. Но, с другой стороны, важна ли для регулятора надежность авиакомпании? Ведь это ее способность генерировать доходы. С точки зрения регулятора логично, чтобы перевозчики стремились к увеличению флота. В то же время, если у компании больше самолетов, то, соответственно, и больше маршрутов, иначе зачем ей эти самолеты?
О планах на будущее
МАУ видит своей целью – быть флагманом. Мы будем развиваться как сетевой перевозчик. Компания серьезно оптимизирует свои расходы за счет улучшения технологических процессов и перехода на аутсорсинг, широкомасштабного внедрения ИТ, омоложения флота, вывода из него воздушных судов классического поколения, повышения утилизации парка. Мы планируем выполнять с 30 самолетами ту программу, которую выполняли в 2013 году с 37 бортами. Также планируется развитие перевозок из регионов Украины с использованием низкобюджетной модели.
О присоединении Украины к Единому авиационному пространству
Это очень выгодно МАУ, более, чем любому другому украинскому перевозчику. Мы даже были вынуждены обратиться в представительство Евросоюза с письмом, где просили объяснить, почему этого не происходит. Нам не очень приятно читать версии, которые выдвигаются в прессе и не соответствуют действительности. Мы также будем способствовать, чтобы Украина либерализировала рынки со странами Востока.
О стабилизационном кредите от правительства
Не получили. Авиакомпания МАУ после ноября 2013 года оказалась в затруднительном положении с точки зрения ликвидности. И компания, как могла, решала этот вопрос. Она написала письмо правительству, но такое же письмо было направлено ее акционерам. Она также параллельно работала со многими финансовыми институтами, банками.
Давайте поймем цель письма. Откровенно говоря, мы мало верили, что получим кредит в сложной ситуации, которая сложилась сегодня. Но первой задачей было привлечь внимания государства к тому, что транспортная отрасль тоже имеет проблемы. В письме, помимо пункта о кредите, мы обращали внимание на необходимости изменить некоторые регуляторные акты. К сожалению, ни один из этих вопросов не был решен. Мы были удивлены, что наши коллеги, которые могли бы получить от их разрешения много плюсов, совсем не поддерживали нас.
Сейчас у нас нет проблем с ликвидностью. Акционеры оказали компании достаточную поддержку, чтобы мы комфортно чувствовали себя в рамках бюджета 2015 года. Это заемные средства.
Зачем компании нужны были эти 100 млн долларов? Модель МАУ 2013 года строилась на больших инфраструктурных проектах. Они в первые годы были бы обременительными, но в дальнейшем давали бы выгоду. Например, предполагалось, что мы создадим центр технического обслуживания самолетов. В первый год он невыгодный и требует больших инвестиций. Однако затем он начал бы давать хорошую возвратность, возможность самому контролировать свое качество и экспортировать свои услуги, не терять рабочие места.
Попытка получить стабилизационный кредит была попыткой сохранить старую модель развития. В 2015 году мы переходим на другую модель. Мы отказываемся от амбициозных планов на ближайшие годы и будем все больше и больше практиковать аутсорсинг. Это будет дешевле, но сокращение персонала составит 26% в следующем году. МАУ сосредоточится на своем основном бизнесе – перевозках пассажиров. Остальные услуги компания будет покупать на стороне.
О назначении Дениса Антонюка на должность главы Госавиаслужбы
С точки зрения компании МАУ, мне жаль, что от нас ушел такой сотрудник. Сейчас все в один голос говорят, что на руководящие должности нужно назначать профессионалов, а не политиков. А откуда брать профессионалов в авиации, если не из МАУ? Это ведь кузница кадров. Для всех авиакомпаний Украины кадры воспитывали “АэроСвит” и МАУ.
О долгах
Сумма задолженности МАУ равна нулю. Если бы она у нас была, мы бы ее платили. Долг надуман. Это война прежнего менеджмента аэропорта Борисполь с авиакомпанией МАУ, поскольку мы были несговорчивыми по многим вопросам. Мы платим им в соответствии с теми договорами, которые у нас с аэропортом подписаны. Сейчас там новый менеджмент. Я слышал, что с ними нормальные, конструктивные рабочие отношения. Это одна из причин того, что мы продолжаем развитие в 2015 году. Но процесс должен быть закончен в судах и получить правовую оценку”.